Друг

7 791 подписчик

Рядовое чудо. Или — пёс в наследство

Рядовое чудо. Или — пёс в наследство

— И почему именно я? Почему не Васька, не Лешка, а я? Как в той сказке, где достался младшему сыну в наследство от отца кот. Только вот я — не сын, да и ты — не кот, пёс. Был бы котом, так хоть бы помурчал, сказку на ночь рассказал, на руках посидел. А с тебя что взять? — хлопоты одни только: выгуливать надо, кормить надо, прививки еще какие-то ставить. Ладно, делать нечего, пошли.
Рядовое чудо. Или — пёс в наследство

Ольга пристегнула поводок к ошейнику Бакса и они пошли. Всю дорогу до дома она ворчала, жаловалась на несправедливость судьбы. Почему она опять оказалась крайняя? — и так — всю жизнь.

Бабушка заболела — с ней жить и ухаживать за ней стала Ольга. Нет, она бы с удовольствием отказалась от этой обязанности, но никто ей такой возможности не дал. Аргументировали просто:

Так Вася и Леша — внуки, единственная внучка — ты. Бабушке всяко, наверно, приятнее и удобнее будет, если с ней ты жить будешь, а не мальчишки. Да и времени у тебя больше. Василий и Алексей работают уже, а ты — студентка.

Так и жила Ольга с бабушкой 12 лет. Ладно хоть квартира ей по завещанию досталась. Однокомнатная, правда, зато — своя.

Потом Лешка, Васька женились. Чуть ли не в одно время дети родились. И кому сидеть с мелкими?

— опять Ольге.

Отец заболел — за ним тоже ухаживала Ольга. Сыновьям некогда — у них семьи, им работать надо, обеспечивать. А Ольге что, работать не надо? — ну, да, семьи у нее нет, как-то не сложилось, но работа-то есть.

Отец еще говорил, что по совести все отпишет. Отписал. Квартиру — старшему сыну, дачу, гараж, машину — младшему. Не велики, конечно, хоромы, да и дача — перестраивать надо, вся уже развалилась. Но квартиру хоть продать можно, а на дачу — отдыхать ездить.
А ей что досталось? — пес Бакс. Даже не чистопородный. Метис овчарки и ротвейлера.

По совести... И не поспоришь ведь — не с кем.

***

Прошел год, наверно, прежде чем Ольга стала воспринимать пса, доставшегося в наследство, как собственную собаку, а не как повинную обязанность.

Отходила с ним на курсы по дрессировке. Получили диплом по ОКД I степени [ОКД — общий курс дрессировки — прим. автора]. Правда, как инструктор сказал Ольге в самом начале, буквально на первом или на втором занятии, — «Вашу собаку и учить не надо — и так всё знает. А вот вам — многому надо учиться». Ольга и училась. Училась, как и в каких ситуациях какие команды давать, как правильно подбирать ошейник и поводок, когда нужен намордник, а когда — нет.

А когда получали диплом, инструктор напоследок сказал:

Диплом I степени — чисто Бакса заслуга. Вам бы я посоветовал прийти через полгода и снова — сдать.

Ольга пришла и — сдала. Вместе с Баксом, естественно. В этот раз она и сама понимала, без инструктора, что — да, сейчас и она заслужила диплом I степени.

Прошел всего год, а Ольга уже и не представляла своей жизни без собаки. Как так без собаки? — а погулять, а побегать, а сходить в лес? Как без всего этого?

Правда, почти все подруги перестали заходить к Ольге в гости. Квартира-то однокомнатная. А там такой пес — смесь ротвейлера и овчарки. 50 кг живого веса.
У кого-то вдруг аллергия на собак резко появилась, кому-то шерсть в квартире не нравилась... По-прежнему продолжали приходить в гости только две подруги. И всегда приходили с радостью и со вкусняшками или другими полезностями для Бакса. То желейные косточки погрызть принесут, то мосол говяжий, то консерву какую-нибудь вкусную для собак, а то просто на рынке кусок мяса купят. Нравился им Бакс. И они Баксу нравились. Одна — кошатница, обладательница невской маскарадной, другая — собачница, хозяйка маленькой, но гордой чихуахуа. Иногда они все вместе, вшестером, совершали вылазки на природу.

А так — все по-прежнему было. Ольга по-прежнему работала учителем в школе, по-прежнему была не замужем, по-прежнему — без детей.

***

— Бакс, все, все, хватит, давай домой пошли, хорошо уже погуляли, мне завтра на работу рано — к первому уроку.

Зимой темнеет рано, а уж в декабре — особенно. И, если нет фонарей, а небо затянуто тучами — тьма такая, что ни зги не видно. Что в девять вечера, что в два часа ночи — одинаково. Темно. И снег не помогает.

До дома оставалось всего ничего: свернуть в проулочек, пройти подворотню и — вот он, родной подъезд.

Идти вместе с Баксом Ольга не боялась. Это первое время она шарахалась от каждой тени и каждого шороха — темно же, страшно. А сейчас — ходила спокойно, пес все равно быстрее неё среагирует на опасность, если таковая обнаружится, и даст знать. Предупредит. И предотвратит. Если понадобится. Были уже прецеденты.

Стоило только зайти в подворотню, как Бакс насторожился, подобрался, моментально превратившись из милой няшки в серьезного пса.
В доме напротив кто-то зажег свет в кухне на втором этаже. И дальше все было как в кино, в замедленной съемке.

Бросок.

Крик.

Вопль.

И непередаваемое амбре приключившейся с кем-то медвежьей болезни.

Ольга трясущимися руками набирает «112».

«02», слава Богу, приехали быстро. Быстрее, чем «03». Да и пострадавший оказался не столь сильно пострадавшим, как сперва показалось Ольге. Однако, в больницу его все-таки увезли.

Пару раз Ольгу вызывали в полицию. Сказали, что будет суд. Возможно, её присутствие понадобится. Но, не факт. Может, и нет, не понадобится.

Наступил Новый год. В суматохе праздников Ольга и забыла уже о случившемся в декабре. Конец первого полугодия для преподавателя старших классов — это вам не хухры-мухры. Кто-то каникулами наслаждается, а кто-то — ходит на дополнительные занятия, чтобы иметь возможность в дальнейшем улучшить оценку по предмету, ведь до конца учебного года всего ничего — каких-то неполных пять месяцев.

— Иванов, завтра жду к 11:00. И не вздумай опаздывать. Жду 15 минут, не появишься — ухожу. Лови потом меня по скайпу, вайберу или еще как. Понял?

— Да, Ольга Станиславовна, понял. Не опоздаю, приду.

Сложив тетради в сумку, Ольга собралась домой. Завтра еще один день отработать, а потом... — потом и ей можно будет насладиться каникулами.

Перед школьным крыльцом стоял автомобиль. Иномарка. Рядом с автомобилем стоял мужчина с букетом цветов.

Раз пропустили, значит, к кому-то. К кому, интересно? Раньше что-то не видела. К Зинке что ли? — вроде она хвасталась, что с кем-то перспективным познакомилась...

— Ольга?

Мужчина направлялся к ней. И только когда он подошел почти вплотную, Ольга узнала его: «пострадавший», которого в декабре спас Бакс.

***

Прошел год. Ольга вышла замуж.

Еще через год — ушла в декретный.

По вечерам она читает своим дочерям — близняшкам Стасе и Наташе — сказки. Одна из любимых сказок — сказка про то, как отец оставил младшему сыну в наследство кота. Но самая любимая — та, где в наследство достался не кот, а пес, и не младшему сыну, а — дочери. «Сказку» про то, как Бакс спас «принца» от злых «разбойников», и мама с папой познакомились, Стася и Наташа готовы слушать хоть каждый вечер.

А так — все по-прежнему. День сменяет ночь, утром всходит солнце. В доме царит любовь и тепло. А как иначе? — рядом ведь пес, доставшийся в наследство.

Фото, здесь и выше: исходные изображения взяты из открытых источников сети Интернет, обработка автора
Фото, здесь и выше: исходные изображения взяты из открытых источников сети Интернет, обработка автора

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх